Газета «Республика Башкортостан»

Неизвестный Шаймуратов

В биографии легендарного комдива ещё немало непрочитанных страниц

К сожалению, многие страницы жизни и деятельности М. М. Шаймуратова до сих пор остаются неосвещенными. Взять, к примеру, его службу в двадцатые и тридцатые годы...

Автор: Фарит ВАХИТОВ, научный сотрудник Республиканского музея боевой славы.
версия для печати
ИМЯ В ИСТОРИИ Неизвестный Шаймуратов В биографии легендарного комдива ещё немало непрочитанных страниц

К сожалению, многие страницы жизни и деятельности М. М. Шаймуратова до сих пор остаются неосвещенными. Взять, к примеру, его службу в двадцатые и тридцатые годы. Будучи в Китае, какие задания он выполнял, с кем общался и сотрудничал? Знание китайского и уйгурского языков ведь не с неба же упало. А высокие правительственные награды — два ордена Красного Знамени (один — после возвращения из Китая, другой за оборону Москвы), надо полагать, вручены Шаймуратову за особые заслуги. Но какие?

Пусть не гаснет огонь

Предвоенные годы, когда М. М. Шаймуратов служил в Москве и командовал полком, также не отражены в печати. О боевом пути созданной им дивизии написано немало, однако о самом командире — до обидного скудно. Или взять уфимский период: прибыв по назначению на должность командира дивизии, как проявил он себя, где жил, с кем общался? Ни слова нет о его связях с родственниками, друзьями по детству и молодости.

Выискивая и накапливая материалы по военному периоду, мы шаг за шагом пытались узнать что-либо и из житейских подробностей. В деревне Шаймуратово (Биштяки) рады были посетить школьный музей, созданный когда-то сотрудниками нынешнего Национального музея. Надо признать, в свое время он был хорошим. Но не получил развития. К прежним экспозициям ничто не прибавлено. В июне 2004 года мы долго и безуспешно беседовали с бывшим и действующим директорами. На многие наши вопросы они не смогли ответить. Стало ясно: историю дивизии, биографию Шаймуратова нужно изучать глубже.

На территории школы установлен бюст героя, сооружена чаша вечного огня. Но тропа к памятнику заросла травой, а к форсунке газ не подведен.

В нескольких классах мы искали материалы, когда-то собранные или подаренные создателями музея. Нашли кучу фотографий, но они оказались безымянными. По слухам, имелись письма дочери Шаймуратова Октябрины Минигалеевны. Она не раз посещала деревню, пыталась укрепить родственные связи. Оказалось, письма куда-то запропастились.

Все-таки поиски дали результат! Вспомнилось, что учительница Д. М. Хафизова — родом из деревни Шаймуратово. Мы с ней познакомились в 1970 году в городе Октябрьском, где она проводила встречу славных кавалеристов. Оказалось, что Дина Масгутовна в своем архиве имеет немало интересных материалов.

Ночной визит к родным

О дивизии и ее командире генерале Шаймуратове создано немало произведений. Однако среди исследователей его жизни до сих пор бытуют разные версии. Одни говорят, что М. М. Шаймуратов в тот приезд в Уфу, когда формировалась дивизия, не смог побывать в своей родной деревне Биштяки. Другие стараются доказать обратное: якобы он виделся с родными.

Вряд ли он уехал на фронт из родной Башкирии, не повидавшись с родными. Не мог он допустить этого, находясь совсем рядом с родной деревней — всего в 40 километрах.

— Мне было тогда всего 10 лет, — рассказывает Дина Масгутовна Хафизова. — Училась я в одном классе вместе с племянницами М. М. Шаймуратова — Рашидой и Равидой. Мы были близкими подругами, жили по соседству, и я каждый день часами пропадала у них. Но не потому, что мне нечего было делать. В нашей маленькой начальной школе было всего два учителя. Каждый из них вел по два класса. И наша учительница часто доверяла мне вести уроки в младших классах. В деревенском клубе вместе с дочерью председателя колхоза Гульсум Сафиной устраивали концерты и спектакли для наших мам и бабушек. Готовили посылки для фронтовиков. Часто приходилось помогать пожилым людям писать письма сыновьям на фронт. Но при всей занятости ни на минуту не забывала я своих подруг — Рашиду и Равиду, лишенных возможности учиться из-за болезни матери Галимы-эбей, которой нельзя было заниматься физическим трудом. Все домашнее хозяйство лежало на их плечах. Мое положение в этом отношении было намного лучше. У нас на двоих детей было трое взрослых: мама, бабушка и дедушка. Вот почему я каждый день ходила к Галиме-эбей, зная, что я нужна подругам, что они с нетерпением ждут моего прихода. Я помогала им делать уроки. Галима-эбей бывала очень довольна мною, поэтому всегда принимала тепло. Так я стала для них на всю жизнь своей, родной. Однажды, когда в очередной раз с утра пришла к ним, была сильно поражена переменами в их доме. На столе стоял огромный медный самовар, и он был еще теплым. Стол был завален редкостными для той поры гостинцами. Полно конфет, пряников, печенья, городских булочек, кренделей! А мои подруги просто сияли от радости. Я с удивлением спросила у них, откуда столько гостинцев и кто у них был. На мой вопрос они не сразу ответили, только переглянулись друг с другом. Ведь дядя предупредил их: никому не говорить о своем приезде.

Тут пришла на помощь самая младшая из сестер Рауха, сказав: «Дина же не чужая нам, она никому не расскажет». И тут же, перебивая друг друга, стали рассказывать, что приезжал их дядя Минигали Шаймуратов, что он большой командир. Приехал в сопровождении своих солдат. Все они были верхом на конях.

Показали подарки, привезенные им дядей Минигали. Самой старшей, Рашиде, он подарил дубленку зеленого цвета.

— Надо же! Как же вы не сообщили мне о его приезде? Как жаль, что я не могла увидеть его, — сказала я.

— Мы хотели позвать тебя, но было очень поздно, все спали. И дядя велел позвать только председателя колхоза и больше никому не говорить о своем приезде.

Пока я наслаждалась лакомствами, они продолжали делиться своими впечатлениями.

Здравствуйте, земляки!

У Минигали Шаймуратова в Уфе была одна радостная встреча с его близким другом и земляком — Махмудом Хафизовым, работавшим в те годы в аппарате Башкирского областного комитета ВКП(б).

В первые дни своего приезда в Уфу Минигали Шаймуратов жил в гостинице «Башкирия», а квартира Махмуда Хафизова была рядом — в одноэтажном деревянном доме. Это давало возможность им видеться и в свободные часы совершать вечерние прогулки по улице Ленина.

В короткие часы встреч друзья вспоминали старшего товарища Шагиахметова. Наш земляк Махмут Шагиахметов в пору Гражданской войны был достаточно подготовленным военным и выдвинулся в начальники одного из формирований добровольческих национальных частей в составе 5-й армии Восточного фронта. В Башкортостане он очутился не случайно. В 1919 году Уфа была освобождена от белых. М. Шагиахметов заехал в родную деревню Биштяки. Конечно же, он собрал парней, которые смогли избежать мобилизации в ряды войск Колчака. Разговор с Шагиахметовым был интересный, гость обрисовал захватывающую перспективу военной карьеры в Красной Армии. И парни загорелись. Минигали Шаймуратов, Насратулла Файзуллин, Саитгали Ишмухаметов — все из Биштяков, а также Дмитрий Андреев из деревни Сихонькино записались добровольцами. Сражались ребята на фронтах гражданской, а после войны снова судьба свела их вместе. Теперь уже в Казани, на девятых татаро-башкирских кавалерийских курсах, где готовили будущих командиров из представителей народов Востока.

Там они вновь встретились с Шагиахметовым, который прошел путь от командира татарского запасного батальона при Отдельной Приволжской стрелковой бригаде до командира Первого казанского запасного полка, созданного на базе этого батальона. Ко времени прибытия наших парней в Казань на учебу Шагиахметов получил назначение на должность комиссара девятых курсов, в том же году был избран членом ЦИК Татарстана, а затем первым представителем Наркомнаца РСФСР и ТАССР, постоянным представителем республики при Правительстве РСФСР в Москве.

Шагиахметов по-настоящему опекал своих земляков-добровольцев. Об этом спустя десятилетия подробно рассказал Дмитрий Алексеевич Андреев.

И вот новая встреча боевых друзей в Уфе.

Перед Новым 1942 годом Махмуд Хафизов устроил у себя дома небольшую вечеринку в честь встречи. Вечер чудесный! Махмуд был человеком высокообразованным, общительным, страстно любил музыку. В доме имелись скрипка, баян, аккордеон, пианино. Он превосходно играл на них и пел. Минигали тоже имел склонность к музыке, прекрасно играл на гармони и любил петь.

Супруга Махмуда, очаровательная Харида-апай (она в те годы работала в редакции газеты «Кызыл Башкортостан»), за ужином задала гостю не очень тактичный вопрос:

— Почему ты женился на русской? Неужели не было в своей деревне девушки, которую ты любил?

На это Минигали ответил полушутя-полусерьезно: — Судьба так распорядилась.

Четыре месяца пребывания Минигали Шаймуратова в Уфе пролетели быстро. Настал день отправки дивизии на фронт. Чтобы успеть проститься с близким другом Махмудом и его семьей, Шаймуратов на рассвете примчался на коне к дому Махмуда Хафизова.

…Вскоре пришла очень тяжелая весть, что при выходе из рейда по тылам врага погибло много сыновей Башкортостана. Среди них был и командир дивизии Минигали Шаймуратов.

Опубликовано: 09.05.08 (00:00) Республика Башкортостан
Статьи рубрики «Ветеран»
   

Написать комментарий

лилия03-04-2015
Не уверена, что прочитают мой комментарий, но напишу. Действительно ни слова нет о его связях с родственниками, друзьями по детству и молодости. Почему не напишут, что его братья (Ахметгарей и Абдулла Фахрисламовы)сестра (Галимя Фахрисламова-по мужу Сафина)) жили в деревне Арсланово. А фамилия У Шаймуратова была Фахрисламов.А тулуп,действительно был, только не зеленого а чисто белого цвета, он снял с своего плеча и дал. Много что нам неизвестно. Ведь он был разведчиком, может нельзя было... Не знаю.
Альбина25-01-2010
Извините, но вы абсолютно ошибаетесь. Возможно ваш визит в д.Шаймуратово состоялся задолгл до того,как школьный музей был взят под шефство администрации района, учителей и пионеров этой школы и района. Я сама работаю в школе, работаю пионервожатой, правда в другой школе. Так мы буквально осенью 2009-2010 учебного года с пионерами посетили школьный музей М.М.Шаймуратова, где нам подробно описали весь боегой путь, рассказали о самом Шаймуратове. Также затронули его личную жизнь, т.е. рассказали о его женах и детях. Показали личные записи, оставленные дочерью Октебриной и вообще все, что вынаписали, это абсолютная противопожность, увиденного нами!!!


Вернуться