Газета «Республика Башкортостан»

Привыкнуть к чистоте

Первые месяцы «мусорной» реформы выявили слабые места начинания

Автор: Владимир ЛЕОНТЬЕВ
Фото: электронные СМИ
версия для печати

По данным региональных операторов, собираемость платежей за вывоз твердых коммунальных отходов (ТКО) в городе составляет только половину от выставленных сумм, на селе платят еще меньше — 20 — 30 процентов. Люди не понимают, почему их заставляют платить не только за себя, но и за родственников, которые давно живут отдельно. А местной власти катастрофически не хватает средств, чтобы установить контейнеры. Такой клубок проблем вылез наружу после трех месяцев с момента старта «мусорной» реформы.

А нас за что?

В регионах России норма накопления мусора на одного человека колеблется от 1 до 3 кубометров. Средняя величина — 2,18, по сути, сопоставимая с республиканской. Подушевая плата по стране находится в вилке от 45 до 700 рублей (на Чукотке) — средний параметр в 70 — 100 рублей опять же близок к существующему в Башкирии. Такие цифры, характеризуя первые шаги реформы, назвал зампредседателя комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Павел Качкаев. Так что и проблемы в республике, по его мнению, тоже типичные, в них нет ничего эксклюзивного. Впрочем, от своей типичности они не перестают быть болезненными.


Например, контейнерные площадки. Считается, что их установка — зона ответственности муниципалитетов. Но местные власти откровенно заявляют об отсутствии денег на закупку и обустройство мусорных зон. Вот если бы республиканский минфин выделил средства… В результате сегодня по Башкирии насчитывается 14 тыс. контейнерных площадок и 25 тыс. контейнеров — это половина от потребности.


— Министерство финансов могло бы компенсировать затраты на создание мест сбора ТКО, если бы эта проблема носила общереспубликанский характер, — высказывает точку зрения замминистра природопользования и экологии РБ Нияз Фазылов. — Однако многие муниципалитеты уделяли этому вопросу серьезное внимание. Прежде всего на западе республики — в городе Октябрьском, Туймазинском, Белебеевском районах. Там острой проблемы с контейнерами нет. А вот в Зауралье, на севере Башкирии, действительно, вопрос стоит остро. Возможно, местные бюджеты распределялись на другие цели. В результате компенсации могут получиться «персональными», а не общими по региону. Что с точки зрения выделения бюджетных субсидий не у всех встречает понимание. Тем не менее вопрос обсуждается, хотя пока положительного решения по нему не принято.


Установить контейнеры не так просто не только из-за финансовых сложностей. Вот что, например, рассказал глава регионального исполкома ОНФ Виталий Брыкин:


— В уфимской Нижегородке жаловались, что контейнеров нет. Выехали на место. И выяснилось, что на этой улице, откуда пришло обращение, никто из жителей не хочет, чтобы контейнеры стояли рядом с его домом. Другие, наоборот, не согласны, что ходить к мусорной площадке слишком далеко. Два раза собирали сходы, так ни к какому результату и не пришли. Знаю, что подобные ситуации не единичны. Здесь нужны какие-то специальные решения.


Регоператоры признают, что в таких случаях они ориентируются на мешковой сбор, договариваются о конкретном времени погрузки мусора в машины. И надеются, что это все-таки болезни роста, которые со временем пройдут.


— Существуют нормативы, что контейнеры должны стоять не ближе 20 и не дальше 100 метров от жилых строений, это тоже надо учитывать, — поясняет первый зампредседателя республиканского Госкомитета по жилищному и строительному надзору Андрей Крылов. — Однако на практике часто получается, что эти нормы применить невозможно.

Мёртвые души

Простых же граждан сегодня больше всего раздражает, что в квитках на оплату мусора им вписывают людей, которые живут в другом месте или уже вообще умерли. Волна недоумения и даже гнева по этому поводу сейчас находится, пожалуй, на своем пике. Люди идут выяснять отношения к региональным операторам, депутатам, в общественные организации.


— Особенно острая ситуация в индивидуальных жилых строениях. И не только в сельской местности, частного жилья хватает и в городах. В офисах республиканской Энергосбытовой компании, где принимают оплату, настоящее столпотворение. Люди сидят с домовыми книгами, чтобы доказать отсутствие «лишних ртов». Да и к нам постоянно идут обращения, — делится наболевшим председатель жилищного комитета Госсобрания РБ Николай Хорошилов. — И если в городах люди могут объясниться с управляющими компаниями, то на селе они оказываются фактически предоставлены сами себе. Идут в офисы ЭСКБ, а это столпотворение, нервы, разговоры на повышенных тонах… Причем в офисы отправляются прежде всего добросовестные плательщики. Возникает законный вопрос: а что мешало заняться проблемами учета еще три-четыре года назад, когда закон был принят?


Кто может помочь регоператорам получить необходимые базы данных, чтобы правильно вносить суммы в квитанции об оплате? На этот вопрос пока внятного ответа нет. У энергетиков своя специфика учета. Как и у многих других служб, они имеют дело прежде всего с квадратными метрами, а не с подушевыми начислениями. В довершение ко всему существует и закон о защите персональных данных, который волей-неволей ставит шлагбаум на получении операторами необходимых сведений.


Не удивительно, что из 3,6 тысячи звонков, которые еженедельно поступают на многочисленные «горячие линии» министерств и ведомств по реформе ТКО, подавляющее большинство связано именно с «мертвыми душами», за которые приходится платить гражданам.


— Надеюсь, совместными усилиями мы к 1 июля остроту проблемы снимем, — считает Нияз Фазылов. — Возможно, отдельные случаи неверных записей могут встречаться и дальше, но, конечно, они не будут уже носить такого массового, пикового характера.


Некоторые специалисты рассчитывают, что в наведении порядка может помочь единая система ГИС ЖКХ. Однако Павел Качкаев предостерегает от излишнего оптимизма, там существует относительный порядок в части многоквартирных домов, а вот что касается самого слабого звена, индивидуальных строений, то система отвечает потребностям разве что процентов на 40.

Поле без чудес

Еще одна проблема, которая волнует скорее исполнителей реформы, — как свести концы с концами. Например, Артем Киреев, управляющий директор одной из фирм-регоператоров, подсчитал, что себестоимость работ по вывозу ТКО составляет 98 рублей с человека. А получает оператор в лучшем случае 70 рублей. Образуется вилка, которая приводит к замораживанию всей цепочки. Уже сейчас кое-кто из перевозчиков начинает грозить отказом от уборки мусора, если появится задержка с оплатой. Выкручиваются операторы кто как может. Тот же Киреев признает, что пришлось отложить в сторону один из инвестиционных проектов.


То, что операторам пока приходится работать в убыток, признает и депутат Госдумы, бывший мэр Стерлитамака Алексей Изотов. На недавней встрече с избирателями города ему пришлось выслушать немало претензий к участникам реформы. В том числе и из-за неправильных квитков, конечно. Но и в проблемы другой стороны Алексей Изотов окунулся в полной мере. Поэтому и он, и представители ведомства подчеркивают, что цены установлены только на ближайшее время.


— Пересмотр цены будет. Этот год мы условно назвали переходным, чтобы как можно лучше обустроить контейнерный парк и чтобы региональные операторы отработали взаимодействие с юридическими и физическими лицами. Стоимость вывоза в 35 рублей мы сделали, чтобы граждане привыкли к новой системе. Думаю, к концу года плата изменится, ситуация станет более-менее ясной в третьем квартале. Конечно, ни в коем случае не будет возврата к ценам в 140 — 150 рублей, которые назывались ранее, — высказывает свое мнение Нияз Фазылов.


Сейчас в республике, по данным минприроды, насчитывается 2932 несанкционированные свалки, их общая площадь составляет 2,3 тыс. гектаров. С каждой из них, как и с каждым жителем республики, предстоит непростая, «точечная» работа. Об этом говорит руководитель региональной общественной приемной «Единой России» Эльвира Аиткулова:


— Недостаток информации порождает домыслы, заставляет людей нервничать. Поэтому и дальше нужна масштабная разъяснительная работа. Ее никто не должен стесняться. Нужно продолжать совместные собрания на местах. Тем более что будут приниматься новые нормативные акты, которые обязательно надо обсуждать.

В режиме скайпа

В региональной общественной приемной председателя партии «Единая Россия» состоялась своеобразная горячая линия, посвященная реформе ТКО. По скайпу общались, с одной стороны, специалисты, занимающиеся нововведением, с другой — представители общественности, работники администраций из различных сельских и городских муниципальных образований. С мест задавали вопросы, чиновники и бизнесмены на них отвечали. По мнению Эльвиры Аиткуловой, диалог получился информативным, и такой формат работы обязательно будет использован и в дальнейшем. Наиболее интересными вопросами были такие:


— У нас на селе почти все отходы идут или на огород, или в печку. Как получилось, что отходов в деревнях хотели насчитать даже больше, чем в городе? (Калтасинский район).

Павел Качкаев, зампредседателя комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству:

— Многие ведомственные постановления привели, к сожалению, к появлению такой общероссийской проблемы. Когда сельские жители производят якобы на 30 — 40 процентов коммунальных отходов больше, чем в городах. Сегодня, насколько я знаю, занялись уточнением методики. Вопрос в том, что по городам и райцентрам, где система сбора существовала и раньше, можно было получить более-менее достоверную информацию. А вот на селе такой картины не было. Здесь вся работа еще впереди.

— После того как операторы вывозят мусор, рядом с контейнерами остается еще примерно такая же по объему куча всевозможных отходов. Что с ними делать, кто за них отвечает? (Уфа).

Николай Хорошилов, председатель жилищного комитета Госсобрания РБ:

— Здесь мы сталкиваемся с непростой «пограничной» проблемой. С одной стороны, за площадки отвечает муниципалитет. Который может, допустим, подмести площадку, но ему, по сути, предлагается взять на себя функции еще одного регоператора. В результате появляются различные схемы, такие остатки начинают классифицировать как несанкционированные свалки. Что, мягко говоря, не совсем так. И если органы местного самоуправления не получат здесь какой-то рычаг воздействия, то есть опасность, что проблема долгое время останется нерешенной.

— У нас на контейнерной площадке полно всякого строительного мусора. И что с ним делать, его когда-нибудь вывезут? (Уфа).

Ринат Биккинин, первый замдиректора регоператора «Спецавтохозяйство по уборке города»:

— К сожалению, в список ТКО попали далеко не все отходы, с которыми приходится иметь дело. Среди неучтенных оказался и строительный мусор. После Нового года люди начали ремонты, жители забивают строймусором контейнеры, а обычные отходы складывать уже некуда. В дальнейшей работе эту проблему тоже надо учесть. Понятно, что никто из-за битых кирпичей специальный контейнер заказывать не будет, возможно, стоит включить такой мусор в объемы ТКО.

— У многих количество зарегистрированных и проживающих людей не совпадает с начисляемыми суммами. Как поступать в этом случае? (Кумертау).

Артем Киреев, управляющий директор фирмы-регоператора:

— Платить надо по количеству фактически зарегистрированных жителей. Даже если граждане на момент оплаты не представили справки о составе семьи, это можно сделать позднее дистанционно в любое удобное для людей время.
Опубликовано: 02.04.19 (09:16)
Статьи рубрики Социум
Старый мост, старая набережная.    

Написать комментарий

01-01-1970
Многие наши общенародные проблемы возбуждаются проблемами наших проблемных руководителей-чиновников...ленивых, некомпетентных в делах,которыми руководят и беспредельно алчных...А всё потому, что управляющий слой формируется только из своих и своим близких...без учёта наличия жизненного и трудового опыта...знаний человеческой психологии...посторонним вход на управляющую вертикаль заказан...Мусорная эпопея--наглядный пример отражения пороков управляющего класса в самой отвратительной форме...


Вернуться