Газета «Республика Башкортостан»

Геннадий. Который храм строит

Практически в одиночку. А помочь ему мог бы любой

Храм в Белорецке стал долгостроем.
Храм в Белорецке стал долгостроем.
Автор: Игорь КАЛУГИН
Фото: автора
версия для печати
Храм в Белорецке стал долгостроем.

Геннадий дал положить мне в стену собора кирпичик. Лет через двадцать, если доживу, я буду рассказывать близким своим, что во-о-он там, на верхотуре и я внес свою малюсенькую лепту в вознесшийся над Белорецком новый храм…

Устремлённая к небу

Геннадий — человек жизнерадостный до слез. Таких нынче мало. Люди почему-то озлобленны… А Гена Гукиш тихо строит храм. Каждый божий день он приезжает из родной Магнитки, переодевается в своей «кандейке», которую слепил из досок прямо под куполом храма, и до обеда таскает кирпичи на самый верх. Он ведет обкладку центрального купола. Работа архисложная. Потому что в самой кладке предусмотрены всевозможные выступы и арочные проемы.


А какой вид отсюда! Ведь самая высокая точка Белорецка. Если, конечно, не иметь в виду заводские трубы.


Каланча, когда-то тоже считавшаяся высоченной, теперь кажется карликом, посошком, который хочется взять в руки и, опершись, перепрыгнуть через пруд…


Вот, кажется, протяни руку — и заденешь Малиновку (так любовно прозвали у нас гору Малиновую высотой 1152 метра).


Чудеса!

Молитва не напоказ

Геннадий Гукиш уже два года строит Никольский собор. Он построил четыре фронтона: любовно, качественно, с молитвой.


Он каждый день молится перед работой, хотя особой религиозностью вроде бы не отличается.


— Я про себя, не напоказ, — говорит он, улыбаясь.


Он всегда улыбается. Это его естественное состояние.


Кстати, насчет молитвы: а, собственно, перед кем здесь устраивать показуху? Перед голубями, что ли? Впрочем, есть кошка: она каждый день ждет Геннадия, сидя на одном из фронтонов.

Он такой — нормальный мужик

Он — суперкаменщик!


Геннадий построил много домов. Церковь строит впервые.


— Ну, конечно, радуется душа! — говорит он мне с неизменной улыбкой.


Геннадий до обеда, перед началом кладки, может затащить на верхние леса два (!) поддона кирпича.


— Тяжко приходится? — спрашиваю, ежась от свежего весеннего ветра.
Каменщик удивляется вопросу. Подумаешь, дескать, каких-то два поддона! Да любой нормальный мужик, мол, с этим сладит.


Я попробовал пронести пяток кирпичей по крутым мосткам и лестницам, и уже в середине пути началась одышка.


Этот собор кто только не строил. Были даже гастарбайтеры из Средней Азии, которые оставили после себя кривую стену. Гене Гукишу это видеть больно. Он художник. Он с каждым кирпичиком ведет особый разговор: «Ложись-ка сюда. Что? Не лезешь? Ай-яй-яй!».


Поразительно: в нашем городе не нашлось ни одного человека, который мог бы выполнить церковную кладку. Может, просто плохо искали? Но как бы там ни было, а храм строит магнитогорский каменщик. Впрочем, какая разница?


И самое главное: катастрофически не хватает денег. Я помню, сколько трудов вложил бывший куратор строительства протоиерей Петр Кулинич, чтобы был, наконец, воздвигнут купол. Кстати, низкий поклон этому батюшке: храм он строил упорно и очень многое сделал для подготовки дальнейших работ.

Сербы обходятся без олигархов

Мы всегда пеняем на государство или на богатого дяденьку. Дескать, найдется благодетель и построит нам храм. Да, было такое на Руси, когда купец или боярин строил церковь. Даже собор. Но, во-первых, сейчас времена иные: бояре давно перевелись, а якобы возрождающееся дворянство, для большей ясности именуемое олигархией, купается в роскоши и сквалыжно до безобразия. Есть еще купцы, но они какие-то безбожные пошли. Во-вторых, самые дорогие храмы (дорогие не в смысле сметы, а в духовном качестве) — это храмы, построенные всем миром…


В прошлом году довелось побывать в Сербии. Я видел, как сербы трепетно относятся к своей вере. Они тоже православные. Заходишь в храм, на паникадиле висит что-то вроде бирки. А на ней написано: «Дар Святу храму…» И далее имя благодетеля. То есть он купил паникадило и просит молитв.


В сербских селах все храмы ухожены, и невозможно представить серба, который бы хаял свою веру. В одном небольшом монастыре я видел сотни людей, которые в воскресные дни приезжали из соседних деревень на богомолье. Храм не вмещал всех верующих, люди стояли на улице. Потом все шли на трапезу. Маленький монастырь, где от силы десять монахов, умудряется кормить пятьсот человек! Послушники прямо на трапезе раздают брошюрки с проповедью. Эти книжечки, как я понял, тоже печатаются в монастыре.


После службы сербы не спешат домой. Сидят в беседках, пьют кофе, дети играют на полянке… Женщины делятся друг с другом новостями.


И так до вечера. Общение, песни, молитвы.


В Сербии такой храм, как наш, построили за пару лет! Каждый серб считает своим долгом принести собственный «кирпичик» на благое дело. Они, как муравьи, трудолюбивые и дружные. И такие же жизнерадостные, как наш Геннадий.


Знаете, после этой поездки мне очень захотелось хотя бы чуть-чуть почувствовать себя сербом...

Малиновый звон — очищающий

— Батюшка идет, — говорит Геннадий, показывая вниз.


Новый настоятель действующей церкви Святой Троицы и куратор строительства собора иерей Василий Шакин наведывается сюда почти каждый день. Человек молодой, инициативный. Очень хочется верить, что при нем храм наконец-то будет построен.


— Нужно срочно в этом году делать кровлю, — говорит он.


Батюшка призывал белоречан принять участие в этих работах своими пожертвованиями. А мне подумалось: это же просто стыдно — во всех городах Башкирии уже давно построены храмы, и только наш Белорецк, который исторически считается русским городом, до сих пор остается с небольшой церквушкой, возведенной еще в советские годы.


Кстати, в безбожное коммунис­тическое время белоречане сумели построить эту церковь за 100 дней. А мы свой собор строим аж с 1994 года…


Обнадеживает тот факт, что сейчас образовалась новая епархия — Бирская и Белорецкая. Белорецк — вторая кафедра епископа Спиридона. По словам батюшки Василия, этот факт должен непременно активизировать строительство.


…Геннадий Гукиш усиленно работает. И не унывает. Поднимать кирпичи на верхотуру ему помогают прихожане Свято-Троицкой церкви и белорецкие казаки. А помочь ему мог бы каждый белоречанин, заложив свой кирпичик, проторив дорожку к храму еще до того, как исцеляющий и очищающий малиновый звон его колоколов донесется до макушки горы Малиновой.

КСТАТИ


Любой желающий может помочь построить храм, перечислив деньги по указанным реквизитам:
храм Святителя Николая, Мирликийского Чудотворца
в г. Белорецке РБ
Уфимской епархии Русской православной церкви
(Московский патриархат)
ИНН 0256015574
ОГРН 1050200002599.
Юр. адрес: 453500,
Республика Башкортостан,
г. Белорецк, ул. 5 июля, 4
р/с 40703810400190000029
в Филиале ПАО «Банк УралСиб» г. Уфа
БИК 048073770
к/с 30101810600000000770

Опубликовано: 04.04.19 (09:18) г. Белорецк
Статьи рубрики Социум
Старый мост, старая набережная.    

Написать комментарий

Дед01-01-1970
Мода--именно мода!-- на религиозность давно прошла...как и проходит всё, не отвечающее и не соответствующее коренным народным интересам и устремлениям...Как-то в одном из телевизионных интервью один из значимых церковных иерархов сетовал на крайне малое число истинно воцерквлённых-- таковых по его мнению, не более двух процентов от как бы православного населения святой Руси... В том и скрывается и ответ на причины равнодушного отношения белоречан к проблемам, тормозящим строительство храма...И нет смысла упрекать их в выражающимся в невосприятии забот самоназванного и самодельного созидателя будущей божьей обители...Атеистам храм без надобностей...им больше по душе развлекательные центры, спортивные залы...в строительство которых они, по правде говоря, тоже не желают вкладываться...Так что, как там где-то и кем-то сказано:"Богу--богово..кесарю--кесарево"...


Вернуться