Газета «Республика Башкортостан»

Обаяние прожитых лет

Идею создать клуб людей зрелого возраста они привезли из Вены

Ширинкины уверяют, что видятся редко: у каждого дел невпроворот.
Ширинкины уверяют, что видятся редко: у каждого дел невпроворот.
версия для печати
Ширинкины уверяют, что видятся редко: у каждого дел невпроворот.

Это было в 2013 году. Супруги Ширинкины попали в Австрию неожиданно для самих себя: написали социальный проект о том, как разнообразить жизнь старшего поколения, и отправили на конкурс в Госдуму. И, представьте, оказались в числе лучших! Правда, денег победителям не дали, но организовали для них поездку в Вену — чтобы посмотрели, как там поставлена работа с пожилыми. Домой Галина Павловна вернулась с горящими глазами и четкой мыслью: это именно то, чем она должна немедленно заняться.

Зарубка на всю жизнь

— Нас поразило прежде всего отношение к старикам на Западе, — признаются Ширинкины. — Они там не чувствуют себя ущербными, не стесняются ходить по театрам и концертам, даже если едва передвигают ноги. Просто для них создают условия, отвечающие их физическим возможностям, и они могут получать от жизни все удовольствия.


Галина Павловна и Сергей Алексеевич вместе уже 47 лет. Это если считать от штампа в паспорте. А если знать, что они появились на свет в одном роддоме с разницей в два дня, что их мамы лежали в одной палате и что со второго класса они вместе играли в тимуровцев, то получится, что неразлучны всю жизнь. Оба из Перми. Однажды во время игры Сережа рубанул свою подружку по пальцу топориком — нечаянно, разумеется, — да так, что чуть не оттяпал его совсем. Галю подначивали: «Сережка-то тебе зарубку поставил». Не ошиблись, выходит.


— Я всегда при нем: и когда он служил на Украине, и когда три года учился в военной академии в Москве, — рассказывает Галина Павловна.


С 1985 года они живут в Уфе: после академии Сергея направили в летное училище. Он профессиональный военный, полковник в отставке. Прослужил ровно 30 лет и три месяца. Говорит: к счастью, оружие применять ни разу не довелось, по людям не стрелял. Воюет Сергей Ширинкин при помощи слова: служил политработником в авиации, потом преподавал в училище летчиков и Академии ВЭГУ, а с 2012 года председательствует в обществе «Знание». Клуб людей зрелого возраста Галина Павловна открыла, как это водится у Ширинкиных, при нем.


— Помните, наверное, в советские годы лекторы от общества «Знание» ездили по предприятиям и колхозам, просвещали людей. Я тоже ездил, выступал. Сейчас его поднимаем, тем более что с 2016 года общество «Знание» носит статус общероссийской общественно-государственной просветительской организации, — когда Сергей Алексеевич садится на своего конька, остановить его трудно.


Есть люди, которые просто искрят энергией. Сергея Ширинкина иной раз чуть не всерьез упрекают: из-за таких, как ты, и остальным подняли пенсионный возраст. У него два рабочих кабинета — на работе и дома. Из-за компьютера встает за полночь. Общество «Знание» возглавил, когда оно камнем шло ко дну, выдержал все судебные тяжбы по поводу старых долгов, со всеми расплатился, зарабатывая на грантах. Сам семь лет работает практически без зарплаты.


— Сегодня в «Знании» остались, конечно, только самые неисправимые энтузиасты, для которых не деньги главное, — торопится высказать наболевшее Ширинкин. — Такая ситуация кому выгодна? Тем, кто хочет, чтобы народ оставался сплошной серой массой и даже не пытался осмысливать, что происходит вокруг. Но мы держимся. Активистов около ста человек, ездим, рассказываем, объясняем. Обидно и страшно, что уровень знаний, особенно в области истории, политики, права, у многих наших сограждан крайне низок. Очень беспокоит среднее поколение, чье сознание формировалось в лихие 90-е. Нам часто говорят: зачем нужны лекции в век интернета? Живого общения с аудиторией не заменит никакой интернет, да и что он такое? Поток информации — путаной, недостоверной и часто откровенно лживой. А мы даем целостную картину, учим смотреть на происходящее с разных точек зрения и делать собственные выводы, отличать правду от лжи, настоящие ценности от фальшивых. Ничего, что меня понесло?

И уборщица, и генерал

У Галины Павловны свой взгляд на ситуацию.


— Ну разве можно было, не выяснив обстановки внутри общества, кинуться в омут головой! Мы тут такую школу прошли — мама не горюй! А ведь он офицер, сказал: пока не поставлю организацию на ноги, никуда не уйду. Ну, думаю, ладно, придется помогать.


Клуб людей зрелого возраста с самого начала стал для общества палочкой-выручалочкой: куда лектор едет, туда и они с концертом. Народ в клубе подобрался творческий: сами стихи пишут, сами поют, на гитаре играют. Уже издано несколько сборников «Золотые россыпи», сам клуб, кстати, называется так же — «Наших лет золотые россыпи». Словам «старики», «пожилые», «пенсионеры» Галина Павловна сразу дала бой — в них негатива много. Говорит: «мы люди элегантного возраста» и старается показать, сколько в этом возрасте своей особой красоты. Так всех приучила, что уже и чиновники прислушались, перестали «обзываться».


— Мне кажется, главное, что спасает в старости, — это общение и возможность заниматься интересным делом, — рассуждает она. — Вот для этого и нужен наш клуб. Собираемся раз в неделю: приглашаем интересных людей, слушаем лекции, участвуем в мастер-классах, посещаем выставки и театры, устраиваем шашечные турниры, просто чай пьем и разговариваем. Приходят на такие встречи от 25 до 40 человек. Самой младшей участнице 55 лет, старшей — 96. В основном, конечно, у нас женщины, но и мужчины есть, человек 12. А я и уборщица, и генерал — все в одном лице.


Никакого финансирования у клуба, разумеется, нет. Два кресла Ширинкины принесли из дома, столы и стулья им подарили, в остальном приходится полагаться на собственную изобретательность. Но общими силами они справляются: участвуют в творческих конкурсах, шьют костюмы, помогают больным и слабым, выезжают на природу. Если надо, даже канкан могут сплясать и потом долго и с удовольствием вспоминать. Это, между прочим, тоже преимущество возраста — искусство дорожить такими вот минутами. Кто доживет, сам поймет.

Босиком по Марсову полю

За границей Ширинкины побывали дважды. Вена — это был уже второй раз, а первым стал Париж годом раньше. Свое 60-летие они отметили на Эйфелевой башне.


— Увидеть Париж было моей мечтой, дети на юбилей и подарили нам путевку, — эмоционально рассказывает Галина Павловна. — Мы поднялись на Эйфелеву башню, выпили шампанского, загадали желание. А жара стояла страшная! Когда спустились вниз, я сняла обувь и пошла босиком, травка мягкая, как шелк. А Сережа мой застеснялся: ты что, говорит, я же в белом костюме, неприлично разуваться. Кое-как его уговорила, зато теперь это наше любимое воспоминание — как шлепали по Марсову полю с ботинками в руках.


Вожделенный Париж запомнился не только романтикой, но еще бомжами прямо у дверей театров и на площадях, а также множеством жуликов, только и ждущих момента развести вас на деньги. Посмотрели — и хорошо, больше французская столица уже не кажется им такой заманчивой.


— Не верится, что этим летом нам уже 67, — задумчиво говорит Сергей Алексеевич. — О возрасте, честно говоря, вообще не думаем, потому что всегда в делах. А если решим выделить время для себя, тогда идем на концерт, в театр, с внуками гуляем. Иногда удается съездить на родину в Пермь или к старшему сыну в Москву.


Занятие на следующий отрезок жизни он себе уже придумал. Рыбалка, дача, лавочка во дворе — это для Ширинкина исключено, характер не тот. Вот наладит работу общества «Знание» так, чтобы оно реально приносило пользу, передаст преемнику и сядет за книгу, которую уже давным-давно обещал жене. Об их жизни, о детях, которых у них, кстати сказать, трое, ну и, конечно, о времени, выпавшем на их долю. Своего часа дожидается целый ящик писем, которые Сережа и Галя писали друг другу, когда он учился в военном училище, она — в педагогическом. Но пока еще Сергею Ширинкину не до них.

Опубликовано: 19.04.19 (08:55)
Статьи рубрики «Ветеран»
Когда-то на ТЗГОиА трудилось около двух тысяч туймазинцев. Сегодня в цехах тишина.   Родная земля принимает героя.  

Написать комментарий



Вернуться