Газета «Республика Башкортостан»

«Журавлиную песнь» не заглушили артобстрелы

Ровно 75 лет назад на сцене уфимского театра оперы и балета впервые танцевали «Журавлиную песнь»

Н. Анисимова, Ф. Гаскаров и Л. Степанов.
Н. Анисимова, Ф. Гаскаров и Л. Степанов.
Автор: Дмитрий ЕФРЕМОВ
Фото: из семейного архива Г. Аиткуловой, дочери Файзи Гаскарова
версия для печати
Н. Анисимова, Ф. Гаскаров и Л. Степанов.

Из сводки Совинформбюро

«В течение 2 мая на фронтах существенных изменений не произошло.

В ночь на 2 мая авиация дальнего действия произвела массированный налет на железнодорожный узел Львов и подвергла бомбардировке скопление воинских эшелонов противника. Все наши самолеты вернулись на свои аэродромы.

* * *

Юго-восточнее города Станислав противник на отдельных участках предпринимал атаки, пытаясь нащупать слабое место в советской обороне. Все атаки немцев отбиты.

* * *

Южнее города Тирасполь подразделения Н-ской части вели боевую разведку и выбили немцев из окопов передней линии обороны. Попытки противника восстановить положение успеха не имели. Наши бойцы отразили вражескую атаку и уничтожили до 400 немецких солдат и офицеров.

А в Уфе 2 мая 1944 года смотрели первый национальный балет «Журавлиная песнь», в котором воспевали любовь и свободу.

Прольется еще много крови, но люди уже поверили в победу, в мирную жизнь.

Сухой газетной строкой

В газете «Красная Башкирия» 28 апреля 1944 года вышла корреспонденция постановщика спектакля балетмейстера Нины Анисимовой:


«Башкирский театр оперы и балета готовит новый спектакль-балет «Сынграу торна» («Журавлиная песнь»), в трех актах, музыка Исмагилова — Степанова, либретто заслуженного деятеля искусств Гаскарова. Это будет первый башкирский национальный балет, поставленный на основе богатого народного фольклора.


В старинной фантастической легенде, прекрасно использованной либреттистом и положенной в основу балета, рассказывается о священных птицах — журавлях и о больших человеческих чувствах, противостоящих злу и людскому бессердечию. Композиторы Степанов и Исмагилов, усугубляя стиль национальной музыки, развивая героико-эпические традиции башкирского искусства, безусловно, вносят большой вклад в музыкальную культуру Башкирии.


Большой трудностью для балетмейстера представляется сочинение танцевальной формы птицы (после такого шедевра балетного искусства, как «Лебединое озеро»). Образ птицы решается в классическо-пластическом плане. В широких взмахах крыльев, в остро сложенных руках причудливо сплетают свои хороводы журавли вокруг действующих лиц.


Образ нежности, хорошей душевной ясности несет в себе героиня спектакля Зайтунгуль. Юмагул — образ народного героя. Арсланбай — тип отрицательный, богатый жених, золотом покупающий себе в жены Зайтунгуль. И, наконец, четвертый персонаж балета — отец Зайтунгуль, хитрый, жадный старик, торгующий своей дочерью, это образ гротескно-комический, построенный на народном танцевальном фольклоре.


Большой интерес представляет второй акт балета, изобилующий народными танцами, сценами и обрядами».

Посвятил Зайтуне Насретдиновой

Премьера балета произошла на три года позже, чем изначально планировалось
В 1941 году в Москве должна была пройти Декада башкирского искусства. Задача перед организаторами в 1940 году стояла непростая. Башкирский театр драмы в столице видели не раз. А другие творческие коллективы были очень молоды. Театр оперы и балета родился в 1938 году, чуть позже появились филармония и ансамбль народного танца под руководством Файзи Гаскарова. В репертуаре только несколько классических балетов. Вряд ли этим поразишь Москву.


И молодой балетмейстер Файзи Гаскаров, член художественного совета при управлении искусств СНК БАССР, предложил в связи с этим дерзкий проект: надо везти в Москву свой, национальный, балет. И обязался сам написать к нему либретто. Идею поддержали. В конце 1940 года либретто «Журавлиной песни» было утверждено художественным советом. На последнем обсуждении было высказано немало мнений, в основном доброжелательных. Так, художественный руководитель и дирижер театра оперы и балета талантливый московский композитор П. М. Славинский сказал: «Как фабула, так и действия очень интересны. Остальное зависит от композитора, поэтому либретто приемлемо».


Либретто Файзи Гаскаров посвятил никому не известной тогда выпускнице Ленинградского хореографического училища Зайтуне Насретдиновой. Ее он нашел в далеком 1934 году в одной из деревень и увез вместе с группой других талантливых башкирских ребятишек в Ленинград учиться профессиональному танцу. Именно ее Файзи Адгамович видел исполнительницей главной роли в своем балете — Зайтунгуль. Другой его любимый талантливый ученик Халяф Сафиуллин — Юмагул. Вожак журавлей — Нинель Юлтыева, тоже выпускница Ленинградского техникума, где группой учащихся нацменов два года руководил Ф. Гаскаров. Сам Файзи 2 мая 1944 года исполнил партию Арсланбая. Впоследствии, уже будучи звездами балета, народная артистка СССР З. Насретдинова и ее муж народный артист БАССР и РСФСР Х. Сафиуллин поздравительные открытки в адрес Файзи Адгамовича всегда подписывали: «Твои дети Халяф и Зайтуна».

Завоёванная Москва

Декада башкирского искусства в Москве в мае 1955 года все же состоялась — с третьей попытки. Искушенным московским зрителям была представлена обширная программа. Но ее гвоздем несомненно стала «Журавлиная песнь».


Газета «Известия» 2 июня 1955 года публикует статью главного балетмейстера Большого театра СССР заслуженного артиста РСФСР Л. Лавровского.


Маститый автор пишет: «Коллектив башкирского балета молод. Он организован семнадцать лет назад. Несмотря на это, можно с удовлетворением отметить большие успехи, которые демонстрируют в Москве его талантливые артисты. По профессиональному уровню, владению техникой классического танца и чувству ансамбля башкирский балет является одним из лучших советских периферийных коллективов».


И далее: «В этих спектаклях и особенно в «Журавлиной песне» со всей силой ощущаются неувядаемая молодость и красота русского классического танца, обогащаемого элементами национальной хореографии». Лавровский похвалил исполнителей главных ролей З. Насретдинову и Х. Сафиуллина, отметил молодую артистку М. Тагирову, гибкую и пластичную, хорошо исполняющую партию журавля — вожака птичьей стаи. Как пишет главный балетмейстер страны, «танцы журавлей являются одними из лучших в спектакле. Рисунок танцев запоминается, их композиция проста и одухотворенна. Кордебалет Башкирского театра исполняет их слаженно и технически стройно».


А вот что писал в другой центральной московской газете знаменитый Асаф Мессерер, народный артист СССР, лауреат двух Сталинских премий, в статье под названием «Народная легенда в балете»:


«С интересом знакомятся московские зрители со старинными обычаями, играми и обрядами башкирского народа, умело вплетенными в сюжетную ткань спектакля. Во втором действии, например, мы видим сценическое воплощение старинного народного обычая — состязания джигитов за право взять в жены себе девушку: тут и стрельба из лука, и борьба, и перетягивание. Обрядовые игры и яркая по колориту развернутая хореографическая сцена исполняются в этом акте артистами ансамбля народного танца Башкирской государственной филармонии».


Подчеркивая большую роль в становлении башкирского балета педагогов Ленинградского хореографического училища, Мессерер пишет: «Это позволяет судить об исполнительском мастерстве башкирских гостей без всяких скидок, предъявляя к ним те же требования, что и к артистам наших лучших балетных театров».


После декады в Москве, ставшей настоящим триумфом искусства Башкирии, многие артисты были удостоены высоких званий. Зайтуна Насретдинова стала первой и до сих пор единственной среди артистов балета республики народной артисткой СССР. А Файзи Гаскарову было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Десятилетия спустя

Прошло 75 лет со дня первой постановки «Журавлиной песни». Она пережила пять редакций, но по-прежнему занимает особое место в репертуаре театра.


Хотя стоит, наверное, поднять значение этого культового произведения до символа нашего театра оперы и балета. У Московского художественного театра есть «Чайка», которая отражена во всей стилистике этого театра — от занавеса до документов. У нас же таким символом мог бы стать образ журавля. Кстати, на афишах балета, с точки зрения исторической справедливости и по логике грамотного маркетинга, хотелось бы видеть не только фамилии двух композиторов, но и всех участников создания первой постановки балета, прежде всего Ф. Гаскарова и Н. Анисимовой, чего сейчас, к сожалению, не наблюдается.


Также было бы правильно, учитывая современные патриотические тренды, если бы театр начинал свой очередной творческий сезон именно этим национальным спектаклем.


И, конечно же, в честь этого легендарного балета — символа искусства Башкортостана — надо установить на площадке перед театром, которая сегодня не оформлена и пустует, памятную композицию о первой премьере «Журавлиной песни». Центром композиции должны стать образы первых исполнителей главных партий в этом балете — Зайтуны Насретдиновой и ее мужа Халяфа Сафиуллина. К сожалению, их заслуги перед городом и республикой до сих пор не отмечены ни памятником, ни мемориальной доской, ни названием улицы. Хотя они этого достойны.

Опубликовано: 02.05.19 (09:08)
Статьи рубрики Социум
  «Мы в баню париться — пусть кризис удавится!».  

Написать комментарий



Вернуться