Газета «Республика Башкортостан»

Папина скрипка

Фронтовик Сафа Хажиев мечтал сделать жизнь прекрасной

Сколько детей — столько и счастья для родителей. В большой семье Хажиевых понимали это.
Сколько детей — столько и счастья для родителей. В большой семье Хажиевых понимали это.
Автор: Галия ГАЙНЕТДИНОВА, полковник внутренней службы в отставке
Фото: из семейного архива
версия для печати
Сколько детей — столько и счастья для родителей. В большой семье Хажиевых понимали это.

Каким хорошим было детство Риммы! Большая семья Хажиевых часто принимала гостей, взрослые с душой распевали народные песни, плясали без устали. В маленьком старом доме часто творилось волшебство — папина скрипка смеялась и плакала, мамин нежный голос выводил слова любимых песен. Под неожиданную для башкирской глубинки скрипку с упоением танцевала малышня. По детскому неведению маленькая девочка не замечала, как нелегок деревенский послевоенный труд родителей, как часто им приходится отказывать себе во всем. Казалось, всегда будет счастливой семья.

О войне обычно доброжелательный Сафа Садыкович рассказывать не любил, тема оставалась закрытой для всех. Кроме таких же фронтовиков, как он сам. Вот, к примеру, о чем он беседовал с Галлямом-бабаем? Разве сейчас узнаешь… Только что на очередном концерте на школьной сцене под аккомпанемент скрипки они слаженно выводили «Марфугу», «Шахту», «Кара юрга», задорные плясовые, а вот уже отошли далеко в сторонку и разговаривают о чем-то своем взрослом и серьезном. 9 Мая для всех праздник особый — каждый год папа начищал награды, чтобы сияли на пиджаке. Нет уже его в живых, а дети, внуки, правнуки каждый раз в День Победы приезжают в родное Арсланово Кигинского района, отдают дань памяти фронтовику, его друзьям. И в марше Бессмертного полка портрет гвардии старшего лейтенанта Сафы Хажиева идет в победном строю.


В истории не бывает сослагательного наклонения, но родные уверены — чем бы Сафа Садыкович ни занялся, ему было бы все по плечу. Мог стать военачальником, музыкантом, спортсменом, краснодеревщиком… Откуда появились в деревенском парне офицерская выправка, абсолютный слух, неистребимая тяга к знаниям, тактичность в общении с собеседниками, внутренняя сила? А он сам не замечал своей исключительности, трудился в школе преподавателем военного дела, физкультуры. Любил свое село, природу, был в ладу с самим собой и людьми. И это после тяжелейших военных лет. О них детям изредка рассказывала мама, ведь с ненаглядной Раузой Минигалеевной Сафа Садыкович делился многим.


…На войну отправились все пятеро братьев Хажиевых, выжил лишь младший Сафа, который прошел самое пекло двух тяжелейших битв.


— В финскую войну папа воевал в составе особого лыжного батальона. Проявились его таланты снайпера, — перебирает черно-белые фотографии старшая дочь Сафы Садыковича Римма. — В мирное время обучал нас умению задерживать дыхание, собраться и метко стрелять. Мы хорошо бегали на лыжах. И ведь соревнования выигрывали, деревенская школа, благодаря папе, считалась по спорту передовой. На охоту ходили, пешие походы любили, трудились при этом с малых лет. Вместе и дом построили.


В наградных документах отмечено, что снайпер Хажиев лично уничтожил больше 30 фашистов. В составе 248-го стрелкового полка 83-й гвардейской стрелковой дивизии 11-й армии Балтийского фронта он воевал до 1944 года. В боях под Витебском со своим батальоном он прорвался в тыл врага. Под его командованием бойцы уничтожили три танка, более десятка автомашин, захватили в плен 57 гитлеровцев.


Фронтовики вспоминали, что при этом Сафа Садыкович никогда не рассказывал о своих победах, о том, каким удачливым снайпером был, сколько врагов из личной винтовки уложил. Все больше сожалел о гибели своих ребят, говорил, какая тяжесть ложилась на сердце, когда отправлял их в бой. За отвагу и храбрость, проявленные в боях с гитлеровскими захватчиками, получил немало наград. Самыми ценными считал ордена Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды, медаль «За отвагу». «Эти не побрякушки, настоящие», — говорил он.


Пять раз был ранен, вернулся в родные края инвалидом. В те времена никто не замечал хромоты, больной руки. Главное, живой пришел, женился на односельчанке. А в 1945 году родилась старшенькая Римма. Через два года появился Риф, позже Рафис, Дарик, Рида, Ралиф… Сколько детей — столько и счастья для родителей, которые неустанно трудились, чтобы прокормить большую семью. Он никогда не пасовал перед трудностями, лишь однажды дети видели его потерянным: когда угасла от пневмонии семилетняя плясунья Рида. Горе его было безмерным…


— Папа мог думать не только о хлебе и однажды совершил поступок, который даже односельчане сначала не поняли, недоумевали, — улыбаясь, вспоминает Римма.


Поехал как-то фронтовик в Златоуст на базар торговать бараниной — чтобы деньги были для покупки детской одежды. Продал мясо трех овечек. И тут приметил мужчину, который держал в руках нечто необыкновенное. Это была скрипка в огромном деревянном футляре. Отдал Сафа Хажиев за нее ровно ту сумму, которую только что заработал. Лишь спустя годы домочадцы разглядели — скрипка фабричная,1870 года, чешского производства. Крепкая. Ее хорошее качество подтвердили специалисты.


И вот, не зная нот, почти в сорокалетнем возрасте Сафа Садыкович научился играть! Новые мелодии заимствовал из единственного источника — радио. Чаще всего из-под его смычка выпархивала народная песня, держала смычок рука с так и неизвлеченным осколком. Мандолина, баян в руках детей сопровождали папину скрипку. Жили всегда более чем скромно, но с появлением в доме необычного инструмента жизнь волшебным образом преобразилась.


— Для меня это загадка, — поражается силе музыкального самовыражения внучка Наиля. — Я заиграла на дедушкиной скрипке в 7-м классе, конечно, чем раньше начинаешь учиться, тем больше шансов действительно хорошо освоить инструмент. Дедушка не бросил занятий и детей приучил к музыке. Конечно, исполнение его не было идеальным, но это не умаляет его большой победы над собой…


Наиля окончила музыкальную школу имени Наримана Сабитова, работала скрипачкой в Национальном симфоническом оркестре. Он так радовался, что скрипка обрела в руках внучки новую жизнь. А летом 1987 года неожиданно попросил привезти инструмент из Уфы в деревню. Надел пиджак с боевыми наградами, взял в руки скрипку и сыграл попурри из любимых старинных народных мелодий… Оказалось, в последний раз.


— Мне-то единственному медведь на ухо наступил, — сожалеет сын Дарик. — Как здорово, что скрипка сегодня жива, в ней папина душа.


Да, в ней память о герое, уверены родные и односельчане.

 

1

 

3

 

2

Опубликовано: 10.05.19 (09:18)
Статьи рубрики Социум
Старый мост, старая набережная.    

Написать комментарий



Вернуться